Николай Чудотворец: что вы можете не знать о самом любимом русском святом

Краткая история святого Николая до и после его смерти в рассказе специалиста по раннему христианству Андрея Виноградова, дополненная деяниями и чудесами.

Святителей Николаев было два

По крайней мере начиная с X века в образе того, кого мы называем святителем Николаем, соединилось два человека: святитель Николай Мирликийский и святитель Николай Пинарский, или Сионский.

Первый, Николай Мирликийский, жил в III–IV веках. Первые письменные сведения о нем до нас дошли от V — начала VI века: он упоминается в так называемом «Деянии о стратилатах» (в славянской традиции — «О воеводах»).

К тому моменту, когда эта популярная история распространяла славу о Николае по Византии, никакого текста жития еще не существовало. И мы видим уже к VI веку в разных концах империи молитвы, обращенные к нему, — в Константинополе, на Крите, в других местах. Но долгое время главным центром его почитания оставался город Миры Ликийские, на юге Малой Азии, где он был епископом и где был погребен после смерти.

У гробницы святителя стали собираться истории о прижизненных и посмерт­ных чудесах, с ним связанных. Например, автор, работавший в VIII веке, чей текст дошел до нас под именем Андрея Критского, в похвальном слове на День святителя Николая   приводит разные истории — не только о стратилатах, но и историю о хлебовозах и об обращении им в правую веру маркиа­нитского епископа Феогния, а также другие истории, которые в дальнейшей традиции не сохранились (например, «Деяние о подати»).

Иногда в письменной традиции до нас доходят сборники, например из трех чудес святителя Николая, с заключением о дате его кончины, то есть со временем появляется своего рода протожитие.

В начале IX века некий Михаил Архимандрит (мы ничего об этой фигуре не знаем) создает первое связное житие Николая Мирликийского. Но самое известное к тому времени его чудо — «Деяние о стратилатах» — в нем не фигурирует. Михаил так и пишет, что все, мол, знают это его великое деяние, зачем еще раз рассказывать о нем, лучше расскажу вам о том, что неизвестно. В этом житии впервые приводятся краткие сведения о родине святителя Николая — греческой колонии, городе Патаре, неподалеку от Мир в римской провинции Ликия; о смерти его благочестивых родителей, о том, как он раздал свое имущество и вообще помогал бедным. Здесь же приводится и так называемое «Деяние о трех девицах», которых обедневший знатный отец хотел отдать в блудилище, а святитель подкладывал им ночью мешочки с золотом, чтобы этого не случилось.

В житии также описывалось чудесное избрание святителя Николая архиепископом: в Мирах умер Ликийский архиепископ Иоанн и долго не могли выбрать нового, пока наконец одному из епископов был глас «кто первым придет в церковь, того и выберете» — и чудесным образом пришел Николай. Также приводится несколько чудес, в том числе «Деяние о хлебо­возах», чудо с моряками, которых святитель Николай спас от потопле­ния, некоторые другие чудеса и, наконец, сообщение о его кончине.

Это житие произвело сенсацию в византийском мире — святитель к этому моменту был очень почитаем, но, кроме «Деяния о стратилатах», о нем толком ничего не знали. Текст начинает активно распространяться, переписываться и переделываться. Так, в первой половине IX века Мефодий, будущий патриарх Константинопольский и великий византийский писатель, облагораживает житие — факты все те же, но если текст Михаила написан очень простым языком, то текст Мефодия очевидно создавался для образованной публики и представляет собой шедевр византийской риторики: высокий стиль, особенное построение фраз, многочисленные риторические приемы.

Одновременно еще один писатель, — возможно, митрополит Лакедемона Василий — по-своему переделывает житие святителя Николая, написанное Михаилом Архимандритом, и добавляет туда некоторые новые эпизоды.

В таком виде житие святителя Николая бытует весь IX век. А в X веке происходит ключевое событие — смешение житий двух святителей Николаев. Но прежде чем говорить о самом смешении, следует рассказать о другом Николае, что это был за человек.

По счастью, в нескольких списках разной степени испорченности сохранилось житие другого Николая — его называют Николаем Сионским, по монастырю Святого Сиона, который он основал, или Николаем Пинарским, поскольку некоторое недолгое время был епископом города Пинары, там же в Ликии. Этот Николай происходил из обеспеченной и очень благочестивой семьи. Его дядя был игуменом монастыря святого Иоанна Предтечи в селении Акалиссос.

Николай жил в первой половине — середине VI века; с юности он воспитывался в вере, преуспевал в учении, паломничествовал вместе со своим дядей в Святую землю, был в Иерусалиме, Египте, был пострижен последовательно в чтеца, дьякона, священника и, наконец, основал свой собственный монастырь — Святого Сиона, в честь святой горы Сион, где, по преданию, происходила Тайная вечеря. Николай налаживает там монашескую жизнь, занимается благо­творительностью. Например, во время чумы он запрещает крестьянам возить продовольствие в Миры, чтобы они не заразились. А когда из-за той же чумы окрестности Мир были опустошены, он едет раздавать пищу голодающим.

Надо сказать, что, помимо всего, это житие, написанное близким учеником Николая, ценится как замечательное историческое свидетельство о повсе­дневной сельской жизни в горной Ликии.

И несмотря на то, что Николай Мирликийский отдельно упоминается в его житии (Николай Сионский, например, побывал на празднике святителя Николая — розалиях), со временем их стали путать. Не в последнюю очередь из-за близости дат их кончины: 6 декабря у Николая Мирликийского и 10 декабря — у Николая Сионского (по старому стилю).

В X веке некто соединил два жития. За основу он взял житие Николая Мирликийского и заполнил недостающие места — про детство, родителей, чудеса, совершенные в юности, такие как чудо при учении   и другие деяния. Но в основном там уже рассказываются истории из жизни Николая Мирликийского.

Такое соединение стало в дальнейшем очень популярным и получило уже распространение в виде единого текста. Ближе к концу X века визан­тийский писатель-агиограф Симеон Метафраст перерабатывает это смешанное житие в единый текст, и его авторитетом оно освящается. И с XI века мы видим, по сути, уже только это составленное из частей житие, хотя житие, написанное Михаилом Архимандритом, и другие тексты продолжали переписываться. (Случай, когда факты из жизни двух святых сливаются, не уникальное явление, такое встречается и с некоторыми другими святыми. Например, известна рукопись, где в мученичество одной святой Параскевы вставлены некоторые интересные факты из мученичества другой святой Параскевы  .) С XI века мы уже видим на иконах, что в клеймах   житие святителя Николая изображается в таком смешанном виде.

Надо отметить, Симеон Метафраст использовал еще один источник — это был синаксарь, то есть сборник кратких житий на каждый день, которые читались в Константинополе, и в нем житие святителя Николая Мирликийского содержит два новых элемента — это факт его смерти в глубокой старости и рассказ об участии в I Вселенском (Никейском) соборе, т. н. «Никейское чудо», на котором было отвергнуто и осуждено учение Ария и принят православный Символ веры.

Источник этого рассказа нам неизвестен. Дело в том, что в древнейших списках участников I Вселенского собора имени Николая Мирликийского мы не находим, хотя город Миры был, по всей видимости, столицей Ликии, поэтому ее епископ был главным митрополитом всей области и, конечно, непременно должен был принимать участие в соборе и быть среди подписав­ших его акты. Можно предположить, конечно, что митрополит Ликии не остался на соборе до конца. В более поздних источниках (например, списке XIII века «Церковная история» Феодора Чтеца VI века) имя святителя Николая все-таки появляется среди участников.

Само же никейское чудо в источниках появляется очень поздно: впервые в письменном виде мы фиксируем его только в XVI веке у новогреческого уже автора — Дамаскина Студита  . Есть даже предположения, что, возможно, оно возникло как ответ на вопрос, почему на иконах святитель Николай изобра­жается между Христом и Богородицей, которые передают ему Евангелие и омофор (принадлежность епископского богослужебного облачения и символы архиерейскойго достоинства).

Добавить комментарий