Орден францисканцев в XXI веке

Какие они, орден францисканцев в нашем современном мире нанотехнологий и искусственного интеллекта? Как они выглядят по прошествии стольких эпох, и как называются теперь? Контрразведка Карла V, устой Инквизиции, вершители справедливости, книжники… как их только не обозначали. От эпохи к эпохе менялись названия, менялась оболочка, но суть и принципы оставались незыблемыми. Какой же облик орден францисканцев приобрел сегодня в XXI в. – было исследовано ученым, академиком, руководителем южного региона УАН в г. Одесса, PhD. Мальцевым Олегом Викторовичем и его командой из НИИ, результатами его работы мы готовы с вами поделиться.

Итак, было выявлено, что сейчас они приобрели образ криминала Южной Африки, и действующие лица рассматриваемой нами криминальной субкультуры напрямую связаны с таким явлением, как моторное познание. Об этом академик Мальцев уже написал одноименную книгу, которая в том числе была переведена на английский язык.

Возможно, большинство людей сейчас с этим термином столкнулись впервые. И не удивительно, ведь явлением моторного познания не очень-то интересуются.

Первое определение, которое встречается в классической науке, гласит: «Моторное познание – это познание, воплощенное в действии». То есть, при помощи какого-то действия, можно угадать дальнейшее правильное действие. При более тщательном изучении данного явления можно прийти к рассмотрению моторной системы вместо ума; к трем первым продуктам моторного познания и т.д. Однако, это не суть данной статьи. Подробнее с этим вы можете ознакомиться в книге Мальцева О. В., а мы пока дальше продолжим знакомство с францисканцами XXI века.

Итак, на основе многолетних исследований руководителя УАН хотелось бы рассмотреть некий собирательный образ члена банды «27-х». Всего таких банд три: 26, 27 и 28. Исходя из того, что рассказал нам сам ученый, когда он только начал заниматься с мастером Ллойдом де Джоном, экспертом в области южноафриканской криминальной работы ножом, последний огромное внимание уделял не технике как таковой, а именно теории моторного познания. Дело в том, что работа клинком в африканской криминальной традиции в фундаменте своем имеет моторное познание.

Действие моторного познания подобно импровизации в джазе, а если говорить о психологии, в этой научной дисциплине существует такое явление как артикулярное мышление, что означает «мышление в говорении». Такого рода типы мышления – всего лишь оттенки моторного познания.

Как сказал О. В. Мальцев:

«Я не являюсь сторонником нейронной теории мозга, как м-р Ллойд, а сторонником доктрины памяти Г. С. Попова, его учеником и последователем, поэтому я категорически был против рассмотрения моторного познания с точки зрения нейронной теории мозга. В конце концов, оперируя материалами архива НИИ Памяти, я прочитал курс лекций о моторном познании, который впоследствии лёг в основу одноименной книги, написанной на стыке нейрофизиологии, психофизиологии и нейропсихофизиологии».

В результате таких занятий с Ллойдом был сделан вывод, что африканский гангстер (а именно, член банды 27-х) многолик и буквально «состоит из нескольких частей». Остановимся на них подробнее.

  1. Охотник (борется со зверьми)
  2. Фокусник, виртуоз
  3. Религиозный фанатик, имеет глубокое отношение к религии и субкультуре. Религия эта – смесь вуду и христианства, бешенная система, распространяющаяся как ураган, особенно по Америке, где заполонила все США. Люди там склонны к большой религиозности. Нет у них ни одной банды, которая не была бы религиозной, ведь у них у всех есть к этому предрасположенность. Если, например, какая-то страна мира склонна к атеизму, то здесь мы имеем дело именно со склонностью чернокожих людей к религиозности и колдовству. Главный человек у них – это колдун.
  4. Колдун (когда в африканской стране избирают нового президента, то сначала проверяют насколько сильный у него колдун, и только потом – за кого голосовать. У них другой способ выбора власти. Это норманнская традиция и берет она свое начало от Вервольфа. Это еще раз доказывает, что африканцев обучали именно норманны (колонизаторы). Вервольф, барсеки, диаблеро у Карлоса Кастанеда, оборотни, викинги – все они религиозные воины, которые достигли вершин мастерства при соединении колдовства, религии и воинского искусства. Это паронормальные воины, т.е. сверхлюди.
  5. Монах (террорист). Это некий изготовленный продукт, он не стал им сам по себе. Нужно влияние извне, тренировки. По сути, перед вами – военный человек, офицер спецназа, одиночка, но который может работать и в составе группы. Всё это имеет норманнское происхождение, потому что у греков нет сверхлюдей. Когда мы говорим о монахе, о человеке спец. назначения, то должен был быть центр, где они проходили подготовку. Для рассматриваемых нами 27-х таким центром является тюрьма ЮАР Полсмур.
  6. Военный статус, звание (офицер, солдат, рядовой, что угодно). Обратите внимание, что 27-е – это военная организация, у них у всех существуют военные статусы в соответствии с рангом в этой организации.
  7. Судья (если обратить внимание на исследования других учёных в области Цифровых банд, таких как Дон Пиннок, Джонни Стайнберг, то 27-е – это третейские судьи, разрешающие все споры между членами других числовых банд.
  8. Врач (анти-реаниматолог). Эти «врачи» из банд – хитрые и точно знают, как убивать человека, потому как хорошо разбираются в анатомии, физиологии, в обеспечении жизни и деятельности. Например, они могут убить жертву сразу после игры с ней в баскетбол, объясняя это тем, что после горячей игры сердце бьётся чаще и кровь быстрее вытекает.

Понимаете, какие они продуманные? Хоть и необразованные, глупые, читать и писать не умеют, но, когда касается убийства, в этом деле они профессионалы и точно знают, как именно нужно убить человека, чтобы не оставить его в живых; на 100% знают, какое подручное средство в тюрьме использовать. Были такие усельцы, которые при попадании создавали болевой шок, прижимали жертву к стене, поднимали подбородок и разбитым стеклом от окна перерезали глотку. Потому сказать, что «члены цифровых банд – полные дураки» – невозможно: они только такими прикидываются, но на самом деле это очень серьезная организация, где притворяться – нормальное состояние.

Хотелось бы также обратить ваше внимание на книгу Дона Пиннока, писателя, журналиста-расследователя, научного сотрудника Центра криминологии Кейптаунского университета – «Гэнг таун», в ней есть очень показательная глава, которая называется «Мы и они». Там автор говорит о том, кто такой член банды. И отвечает словами одного из гангстеров: «Это мы, а все остальные – это они». Вот такая философия: строгое разграничение. Есть только два мира, и точка. Третьего не дано. И член цифр воспринимает мир не так, как обыкновенный человек, а сквозь призму своей субкультуры.

Это как-то похоже на рыцарскую профанацию. Убивать по приказу суда – это одно, а по приказу вышестоящего руководства – совершенно другое. Обратите внимание, что в вышеописанной восьмерке собирательного образа нет палача, потому как палач – некое промежуточное представление о 27-м: он всё-таки рыцарь и считает себя крайне благородным человеком. Рыцарство к палачам относилось крайне презрительно, более того, эти люди не устраивают поединков, потому что они настолько виртуозны, что не считают необходимым дать возможность противнику создать поединок. Они убивают так, что им невозможно противостоять, и это высший уровень мастерства. Здесь, конечно же, нельзя не сослаться на знаменитого Франческо Виллардита, создателя самой могущественной криминальной организации Италии – ндрангеты. У господина Франческо Виллардита концепция поединка именно такая, что противника нужно просто убить. Не нужно ни с кем фехтовать. Поэтому все победы достигаются в один выпад. Примером этого является случай с его сыном, Джузеппе Виллардита, когда тот приехал в Палермо в зал к маэстро Паллавичини и в один выпад одержал над ним победу. Побежденный проникся горькой обидой и сбежал в Рим, где и создал римскую школу фехтования.

Франческо Виллардита

Однако, нельзя по праву считать Джузеппе Виллардита создателем палермского стиля. Все-таки это был Николо Терракуза и Венутра (о чем свидетельствует не один первоисточник о фехтовании прошлых веков), но он положил начало Палермской школе удара в один выпад, внес существенный вклад в её основание и сама Школа стала фатальной, потому как впитала в себя и школу Виллардита, и Леонардо Чьяккио и маэстро Антонио Маттея. Маттей, к слову, был самым последним и самым молодым из трёх мастеров Неаполитанской школы. Его так и называли – «Король обмана». И Ллойд де Джон говорил о том, что вся техника гангстеров Кейп Тауна построена на обмане, ибо все они в той или иной степени обманщики. 26-е обманывают, чтобы завладеть имуществом, 27-е – чтобы убить, а 28-е – чтобы получить удовольствие. Обман у них в крови. Это сродни некоей исламской доктрине о том, что все неверные должны быть обманутыми. Обмануть неверного – это не значит совершить грех. «Это путь на небо» (как сказано в фильме «Царствие небесное»).

Это явление определённо напоминает ндрангету: у членов ндрангеты – свой рай, свой мир, собственная вера и философия. Но, казалось бы, как могут быть связаны южно-итальянская ндрангета и африканские цифровые банды?

Думаю, стоит напомнить, что именно Ф. Виллардита, воевавший именно на юге Африки, как раз входил в состав африканской части ордена Иисуса Христа.

Ндрангета и Калабрия весьма связаны с югом Африки, и в качестве справки достаточно процитировать слова первого и последнего короля Италии Виктора Эммануила, который говорил, что «…южан нужно погрузить на корабли, закатать в бочку со смолой, поджечь и на этих кораблях отправить в Африку». Соответственно, королю было ведомо о связи Африки и юга Италии.

Если брать всех троих: Франческо Виллардита, Антонио Маттея и Леонардо Чьяккио – все они воевали в разных регионах. Виллардита в Африке, Чьяккио в Европе, Маттей и орден св. Сантьяго – на Филиппинах, Латинской Америке. Как вы видите, связь очевидна.

При этом заметим, что ндрангета не устроена так, как устроена цифровая банда. Мы не можем сказать, что «цифра» и «ндрангета» – тождественные прототипы. Если мы рассмотрим палермскую мафию и попытаемся сравнить ее с цифровыми бандами, то увидим, что это не тождественные прототипы.

Даже, если мы рассмотрим каморру, то при ее схожести с цифровыми бандами, всё равно наблюдаются кардинальные отличия. Например, цифровых банд только три, они построены по строгой иерархии. А каморра построена иначе. Академик Мальцев в данный момент проводит исследования относительно этого явления, но в качестве промежуточного вывода уже можно было бы сказать, что каморра и цифровые банды – побратимы, но не являются тождественными прототипами.

В таком случае вы спросите, если ни одна банда на юге Италии не подходит как прототип, ни испанская, ни русская, так что же это такое?

Разгадка оказалась проста и лежит она в философии средних веков. Если вы прочитаете европейские философские трактаты средних веков, то ужаснетесь. Дело в том, что подавляющее большинство трактатов написано…. орденом францисканцев. И существует всегда очень маленькая, но важная ремарка: при чтении обращайте внимание на статус автора – того, КТО написал трактат. И когда замечаешь, что трактат, например, подписан генералом ордена францисканцев, возникает настоящий инсайт! Цифровые банды – это орден францисканцев на юге Африки!

Так ли это? Давайте проверим.

  1. Первая ветвь ордена францисканцев – капуцины (в ЮАР – это 26-е, которые занимаются добыванием еды. Капуцины также занимаются добыванием «еды на стол»)
  2. Второй уровень ордена францисканцев – Беати Паоли – им соответствует банда 27-х. Это справедливые люди, рыцари, восстанавливающие справедливость исключительно ножом. Явление идентичное.

        3.Третий уровеньсвятые и женская линия Терезы францисканской – им соответствуют 28-я золотая и серебряная линия 28-х.

Вот круг и замкнулся. Итак, цифровые банды – это точная копия ордена францисканцев в южной Африке, оставшегося на оккупированной территории, объявленные государственными преступниками и сражающиеся по сей день против законной действующей власти. Такой орден, стоило произойти смене власти, быстро превратился в цифровые банды – в оппозицию вновь прибывшим завоевателям.

Однако сегодня, как говорится, машина запущена, и уже никто не вспоминает ни о каком ордене францисканцев. Все знают о трёх организациях, объединённых субкультурой и традицией. Африканские криминальные банды имеют такие же звания, как у монахов ордена францисканцев, исповедуют внутренний кодекс францисканцев. Этот внутренний кодекс – и есть настоящая тайна цифр, неписанная книга, которую они передают из уст в уста. Более того, оружием члены цифровых банд сегодня владеют так же, как и их создатели, францисканцы! Они бьют палками публично, а ножами орудуют тайно, ведь «монаху в руки клинок брать нельзя!»

Вот вы и прознали главное открытие, которое состоит в следующем: цифровые банды – это и есть тень ордена францисканцев XXI в! Приятного знакомства!

Добавить комментарий