Из истории фарфора

«Лучший человеческий характер, равно как лучший китайский фарфор, может иметь недостаток, и я полагаю, что в обоих случаях он неисправим, что, однако, не мешает им быть высшего достоинства»

Генри Филдинг

Фарфор издавна славится своими высокими изобразительными возможностями. Он позволяет художнику через форму, фактуру, цвет выразить свое отношение к миру, воплотить свое представление о красоте.

Фарфор, как известно, придумали китайцы и многие сотни лет стойко хранили секрет производства этого удивительного материа­ла — белого, полупрозрачного, звенящего. Впервые фарфор стали изготовлять в Китае в I тысячелетии нашей эры. Ки­тайские мастера достигли в этом высокого совершенства. Отдельные образцы этих из­делий попали в Европу в конце XIII века, однако способ изго­товления фарфора в течение многих веков оставался для европейцев «китайским секретом», что придавало фарфору таинственность и повышало его ценность.

Европейские алхимики с таким же рвением стремились найти способы изготовления фарфора, как и золота. Первому разгадать китайский секрет удалось в 1709 г. немецкому учёному – алхимику Иоганну Бетгеру (прим.: ему также присуща заслуга как первого европейского естествоиспытателя, получивший белый фарфор). В 1710 году в Германии в городе Мейсене он основал первый в Европе фарфоровый завод, а в 1717 году в Вене начал работать второй в Европе завод.

Так появился саксонский фарфор, рецепт ко­торого немедленно стал государственной тайной. Как в Китае, так и на западе производство фарфора сохранялось в тайне, разглашение которой каралось как государственное преступление. Мастера фар­фора давали клятву, что даже под страхом смерти никому ее не выдадут.

Ваза из белого фарфора, Мейсен (1713—1720)

В Россию фарфор попал из Китая еще до начала его произ­водства в Европе. В России бы­товало два названия – «фарфор» и «порцелин». Второе и сейчас существует почти во всех европей­ских языках. Попытки организовать произ­водство фарфора (порцелина) в России начались еще при Петре I. Однако намерения наладить его в России руками иностранцев окончились неудачей. Приобрести драгоценный секрет изготовления фарфора ни в Европе, ни в Китае также не удалось.

Открыл секрет производства  фарфора современник и друг М.В.Ломоносова за­мечательный русский ученый Д.И.Виноградов.

Он родился через 11 лет после открытия секрета фарфора, в старинном городе Суздале. Отец, прото­поп Иван Виноградов, слыл известным и уважаемым в городе человеком. Он мечтал о том, чтобы Митя тоже стал священником. Мальчик хорошо учился в школе, пото­му вскоре отец задумал отвез­ти его в Москву, в знаменитую славяно-греко-латинскую академию.

За один год способный ученик проходил несколько классов, а еще он привязался к самому великовозрастному ученику академии — Михаиле Ломоносову. В 1736 г. спо­собные студенты Дмитрий Виноградов и Михаил Ломоносов по императорско­му указу и представлению Петербургской академии наук были посланы в «немецкие земли для изучения между прочими науками и художествами особливо и главнейшие химии и металлургии к сему тому, что касается до горного дела или рукописного искусст­ва». Обучались друзья в Саксонии в Марбургском университете, где находились тогда «славнейшие во всем немецком государстве плавильные заводы» и работали искуснейшие учителя и мастера этого дела. Позднее Виноградов писал, что в Китае и Саксонии дело порцелина содержат весьма тайно.

Дмитрий Иванович Виноградов пробыл за гра­ницей до 1744 г., и, получив звание бергмейстера, вернулся в Россию. Там он сразу попал на только что основанную Невскую порцелиновую мануфак­туру, где около 10 лет был Управителем и работал над поисками со­става фарфоровой массы, глазури, красок.

Фарфоровый завод находился в восьми верстах от Петербурга. Бревенчатый од­ноэтажный дом, в одной полови­не — жилье для управителя, в дру­гой — мастерс­кие. А обжиг в печи проводили в пос­троенном рядом амбаре. Труди­лись здесь почти тридцать рабочих да несколько жи­вописцев, распи­сывающих фарфор. заведовал мануфактурой барон Черкасов — кабинет-секретарь и важная персона. Молодому управляющему Дмитрию Виноградо­ву предстояло на основе физических и химических знаний о порцелине разработать состав фарфоро­вой массы и технологические приемы и способы изготовления настоящего фарфора; составить ре­цепты глазури и керамических красок разных цветов для живописи по фарфору. Какая глина нужна? Какие добавки? Как обжигать и при какой температуре? Мастер опробовал множество рецептов. Одних глин перебрал с добрый десяток: и подмосковные, и новгородские, и сибирские, и уральские.

Кроме того, Виноградов отрабатывал техноло­гические приемы и инструкции по промывке глин на месторождениях, испытывал различные сорта топлива для обжига фарфора, проектировал и стро­ил печи, горны. Можно сказать, что весь процесс производства фарфора ему пришлось разрабаты­вать самому, да еще и готовить себе помощников и преемников. А между тем 30 января 1746 г. он уже начал испытания первого, экспериментального со­става фарфоровой массы.

Вскоре Виноградов изобрел свой рецепт гла­зури, потом взялся за состав ярких и огнеупорных красок. В журнале записано около 40 веществ для получения различных негорючих красок: золотой и золотистой, пурпуровой и светло-красной, голубой и «самой черной». Свои рецепты мастер старался зашифровать, применяя итальянские, латинские, древнееврейские и немецкие слова, пользуясь сокращениями. Дело в том, что Черкасов требовал засекречивать работу насколько это возможно.

Виноградовское клеймо и марка фарфора, 1749 г.

Так в тяжелых трудах прошло почти пять лет. И вот, наконец, получен русский фарфор! Ничем не хуже китайского и саксонского. С 1747 г. Дмитрий Иванович приступил к изготовлению пробных из­делий из своих опытных масс, как можно судить о том по отдельным экспонатам, имеющимся в музеях и носящим марку и дату изготовления. А в 1752 г. первый этап работ по созданию русского фарфора и организации технологического процесса произ­водства завершился.

Успехи Виноградова были столь заметны, что 19 марта 1753 г. в «Санкт-Петербургских ведо­мостях» появилось объявление о приеме заказов от частных лиц на фарфоровые «пакетовые таба­керки».

В первые годы на Невской порцелиновой ману­фактуре делали мелкие вещи, в основном табакерки для императрицы Елизаветы Петровны, которые она в свою очередь дарила приближенным и отправля­ла в качестве дипломатических подарков. С 1756 г., когда Виноградову удалось построить большой горн, стали изготавливать более крупные предме­ты. К этому времени относится и создание первого сервиза «Собственный», принадлежавшего лично императрице, появление в продаже фарфоровых «кукол» — фигурок людей и животных. В те времена фарфоровую посуду держали в доме для престижа, хранили в специальных кладовых наряду с другими драгоценными вещами, и лишь спустя десятилетия фарфором начали сервировать столы.

Силы и здоровье покидали Виноградова. Уже в 32 года он выглядел седым стариком, так согнули его непосильный труд и болезни. Самым важным для себя он считал завершение книги. Гусиным пером в большой тетради он записывал все, что узнал о фарфоре. Труд свой Виноградов назвал «Обстоя­тельное описание чистого порцелина». А ниже добавил: «Точное наставление порцелинового дела».

Эта книга стала первой в мире научной работой о свойствах фарфора, «о каменьях и землях», из которых «чистый порцелин» приготавливается, о «красках и малевании», об устройстве обжи­гательных печей и горнов.

Он закончил книгу и теперь был спокоен за рус­ский фарфор. Дело не остановится. Летом 1758 г. он совсем занедужил, слег. Му­чил его сильный жар, не хватало воздуха, болело в груди. Приехал из Петербурга лекарь, осмотрел, но определить болезнь не смог. А утром Дмитрия Ивановича не стало. Похоронили его на деревен­ском кладбище близ порцелиновой мануфактуры, которой он отдал все свои силы, свой талант и свою жизнь.

Императорский фарфоровый завод достиг больших успехов как по качеству фарфора, так и по разнообразию изделий из него. Мастера завода изготовляли не только великолепные сервизы, предназначен­ные для царской семьи и вельмож, всевозможные предметы для интерьера — туалетные коробочки, подсвечники, часы, шах­маты, табакерки, но и замечательные произве­дения мелкой пластики.Художники-фарфористы создавали реалистические образы своих современников в скульптуре — ремес­ленников, крестьян, торговцев.

В нынешнюю эпоху на месте порцелиновой мануфактуры с ее темными амбарами и бараками стоят корпуса прославленного Ломоносовского фарфорового завода (с 1925 года — Ленинградский фарфоровый завод им. В.М.Ломоносова). На мраморной доске надпись: «здесь жил и работал создатель русского фарфора, основатель фарфорового производства в России Дмитрий Виноградов. 1720- 1758».

Дело Виноградова нашло в России своих про­должателей. К концу XVIII века в России насчитыва­лось уже несколько частных фарфоровых фабрик, а в начале XIX века их было уже более тридцати.

Монета Банка России, создатель русского фарфора Д.И. Виноградов, к 300-летию со дня рождения (1720). 2 рубля, серебро, реверс, пруф. Рельефный портрет Д.И. Виноградова в профиль, по внутренней окружности вверху — надпись «Д.И. ВИНОГРАДОВ», внизу — годы жизни мастера «1720–1758»; выполненное в цвете внешнее кольцо монеты оформлено с использованием мотива вьющегося винограда — декора чаши работы Виноградова

Наиболее известными, лидирующими частны­ми заводами был завод, основанный английским купцом Францем Гарднером в 1766 году в селе Вербилки Московской губернии (ныне Дмитровский фарфоровый завод), а также завод Кузнецовых, основанный в 1832 году в Дулеве (ныне Дулевский фарфоровый завод). Эти предприятия создали свои яркие, самобытные школы, имеющие свой стиль, манеру, почерк. Они обладают высокой культурой и богатейшими традициями в области формообразо­вания и росписи изделий.

С самого начала своей деятельности по сегод­няшнее время они изготавливали из фарфора не только посуду, пред­меты быта и интерьера, но и произ­ведения мелкой пластики. Под этим названием обозначают обычно скульптурные изображения неболь­ших размеров, предназначенные в основном для жилых помещений. Иначе ее называют декоративной скульптурой малых форм, малой скульптурой. Это фарфоровые фигурки, изображающие людей, бытовые сценки, животных, птиц.

Мелкая пластика интересна тем, что она развивается в двух направлениях. Подобно «боль­шой» скульптуре каждое про­изведение здесь уникально. В то же время, как произведения декоративно-прикладного искус­ства они тиражируются в большом количестве. Декоративная скуль­птура малых форм является не только самостоятельным произве­дением искусства, в жилище она становится элементом интерьера. Она обязательно требует близкого восприятия, ее можно перестав­лять, брать в руки, рассматривать, поворачивая во все стороны. Фигурка должна выдерживать все меняющиеся условия ее восприятия, должна сохранять свою выразитель­ность. Распространенность мелкой пластики делает ее особенно чувствительной к изменению вкусов, эстетических воззрений широкой публики. В ней находят своеобразное преломление интересы и взгляды не только отдельных слоев общества, но в отдельные периоды — всего народа в целом.

«Фарфорвым народцем» любила называть московский скульптор-фарфорист Аста Давыдовна Бржезицкая те свои создания, которым отдала свой незаурядный талант. Произведения Бржезицкой образуют яркий и самобытный мир с особым ду­ховным потенциалом, с собственной атмосферой изысканного и блестящего театрализованного представления.

Певучие ясные линии, светоносная белизна фарфора, порхание мазков нежнейших красок и аккорды кобальтовых золотых вкраплений — таково искусство праздничное, элегантное, остроумное и одновременно — трогательно незащищенное в своей эмоциональной чистоте, в доверительной обращен­ности к зрителю.

С детства, в своем доме, позже — в мастерской скульптора-портретиста И.А.Менделевича были приобретены навыки в лепке. Любовь же к театру вызывала желание строить свои мизансцены, под­чинять персонажи своей фантазии, выразить свою идею через анту­раж, детали-приспособления, как говорят в театре. Так был сделан выбор — скульптура малых форм. Способности художника нашли свое полное выражение в возмож­ностях этого вида искусства. Ори­гинальной выдумкой, феерической изобразительностью, острыми сюжетными ходами наполнены разноплановые композиции про­изведений Бржезицкой.

Аста Давыдовна окончила Московский художественный ин­ститут (ныне — им. В.И.Сурикова) в 1944 году. Студенческую прак­тику она проходила на Дулевском фарфоровом заводе. здесь нача­лась для нее «жизнь в фарфоре», началась без всяких сомнений в правильности выбранного пути. С 1945 года Аста Давыдовна Брже­зицкая — штатный художник этого завода, а в 1946 году принята в Союз художников СССР. Она постоянный участник всесоюз­ных, московских и зарубежных выставок.

*Иллюстрации из методички «История русского фарфора. Классический период» 

Добавить комментарий