«Первое экспедиционное»

Москва, Калинину… Плавучий морской институт в Архангельске сегодня, в день пятой годовщины Октябрьской революции, закончил постройку и оборудование научного судна «Персей» — одного из лучших судов такого назначения в мировом масштабе. Это большая победа на фронте науки

Такое сообщение ушло в Москву 7 ноября 1922 года. Родилось первое советское судно науки.

А началась его история в 1916 году. Архангельский предприниматель Е. Могучий заказал двухмачтовую зверобойную шхуну «Персей». Образцом послужил «Фрам» — судно норвежского полярного исследователя Ф. Нансена. При сжатии льды не разрушали его корпус, а выжимали наверх.”

К 1919 году «Персей» спустили на воду, но не достроили. Помешала гражданская война.

…10 марта 1921 года председатель Совнаркома В. И. Ленин подписал декрет о создании Плавучего морского научно-исследовательского института (Плавморнина) для «всестороннего и планомерного исследования северных морей, их островов, побережий, имеющих в настоящее время государственно важное значение».

В том же году сотрудники Плавморнина отправились в экспедицию, зафрахтовав ледокольный пароход «Малыгин». Научную программу пришлось совместить с перевозкой грузов, что ученых мало устраивало. Поэтому один из руководителей института, профессор И. Месяцев, предложил обзавестись своим судном. И подыскал его. В начале 1922 года «Персея» передали Плавморнину, поставили в док. Архангельские инженеры В. Цапенко и А. Воронин составили с учетом пожеланий ученых проект его перестройки в исследовательское судно, корабелы объявили работу ударной. Их поддержали губком РКП(б) и губисполком, командование РККФ. По ватерлинии уложили сосновый ледовый пояс. Изнутри борт, толщина которого достигла 400 мм (в десять раз больше, чем обычно), усилили ледовыми креплениями, форштевень оковали железными шинами.

Нехватка средств и материалов (не забывайте, шел 1922 год!) заставила строителей оснащать «Персей» деталями с отслуживших кораблей расформированной флотилии Северного Ледовитого океана. Паровую машину тройного расширения сняли с затонувшего в реке буксира «Могучий», названного так бывшим судовладельцем, с яхты «Горислава» взяли иллюминаторы, со списанного миноносца — паровую рулевую  машинку, с поставленного на прикол устаревшего линкора «Чесма» — часть электрооборудования, военные моряки передали ученым новую искровую радио-станцию. Научные приборы архангельские рабочие изготовили по рисункам в специальной литературе. И что же? К примеру, батометры (приборы для забора проб воды с разных глубин) прослужили по десятку лет и больше, хотя сработали их отнюдь не специалисты.

В носовой надстройке разместили пять лабораторий и справочную библиотеку, а сверху, на спардеке, — метеостанцию. В кормовой надстройке разместили еще две лаборатории, радиорубку, кают-компанию, баню и каюты судоводителей. Над надстройкой была штурманская и рулевая рубка, увенчанная компасной площадкой. На верхней палубе установили паровую траловую лебедку, были лебедки и на корме — с их помощью опускали приборы.

Оставили две мачты с гафельным вооружением и грузовыми стрелами. На фок-мачте устроили «воронье гнездо» (наблюдательный пост). На ней же, когда летом 1923 года «Персей» ушел в первое экспедиционное плавание, подняли флаг Плавморнина — синее полотнище с семью звездами, символизирующими северное полушарие. Его рисунок предложил участник первой экспедиции В. Голицын, впоследствии известный художник. Когда Плавморнин преобразовали в Государственный океанографический институт, звездный флаг «Персея» подняли все его суда.

Из первого плавания «Персей» вернулся с уникальными сведениями о Баренцевом море — температуре, солености, химическом составе воды, глубинах, грунтах, обитателях. С тех пор судно регулярно, ежегодно работало в этой акватории.

В 1925 году оно доставило на Шпицберген геологов компании «Русский Грумант». Выполняя задание, они нашли…заявочный столб, поставленный еще в 1912 году экспедицией В. Русанова. После того как плавучий институт провел океанографические исследования в малоизученной юго-западной части Карского моря, на морских картах появилось обозначение «банка Персей». В 1928 году «Персей» обеспечивал радиосвязью поход советских судов на спасение итальянских — воздухоплавателей — их дирижабль «Италия» потерпел катастрофу, когда возвращался из полета к Северному полюсу. В 1932 году «Персей» и экспедиционное судно «Николай Книпович» работали по программе Второго международного полярного года, изучая район мыс Нордкап — остров Медвежий — мыс Южный (Шпицберген). Эти же суда впервые в СССР провели систематическую гидрологическую съемку Баренцева моря южнее 75-й параллели.

Мы напомнили лишь о некоторых нетипичных для «Персея» походах. Обычно же он действовал в четырехугольнике, образованном Мурманском, Шпицбергеном, Землей Франца-Иосифа и Новой Землей. В плавания выходили летом, когда в Баренцевом море светло и относительно спокойно. Относительно…

Участник постройки и первых плаваний «Персея», видный океанограф В. Васнецов вспоминал: «Волна за волной выкатывалась из-под кормы, пенящийся гребень вздымался вровень с палубой, а то и забегал на нее. С вершины волны корма падала в ложбину с такой стремительностью, что даже у привычного человека дух захватывало. Но сделать станцию (комплекс исследований) в одиннадцатибалльный шторм доставляло какое-то удовольствие, должно быть, потому что ощущалась борьба со стихией и победа над ней».

В таких условиях трудились и рядовые участники экспедиций, и крупные ученые — академики Л. Зенкевич, Л. Шулайкин, п ссора В. Богоров, Н. Зубов, В. Обручев, И. Месяцев и курсанты мореходных училищ. Для них короткий поход на «Персее» приравнивался к длительной практике на учебном паруснике! Школа была отличной, и не только сугубо морская: на «Персее» все, кто был на борту, работали с парусами, проводили исследования, грузили уголь, чинили повреждения после штормов и встреч со льдами. «Такая взаимопомощь была очень полезна, объединяла команду и экспедиционный состав», — отмечал В. Васнецов.

К лету 1941 года на счету первого советского экспедиционного судна было 84 похода («Персей» пробыл в открытом море 6 лет), выполнил 5524 океанографические станции. Ученые собрали богатейший материал по Баренцеву морю, создали методики рыбопоисковых исследований и составления метеопрогнозов.

В начале Великой Отечественной войны «Персей», как и другие промысловые и научные суда, мобилизовали. Его переоборудовали в сторожевой корабль.

27 августа 1941 года он патрулировал у входа в Кольский залив. В тот день его командир получил приказ идти в Эйна-губу принять семьи пограничников и доставить в Мурманск. Корабль стоял у причала, когда появились вражеские бомбардировщики. Уклониться от атак маневрированием он не мог…

…До 1944 года защитники Заполярья использовали корпус «Персея» как причал, к которому швартовались суда, доставлявшие подкрепления и военные грузы. Там, в Эйна-губе; он покоится и по сей день. А вахту под звездным флагом ныне продолжает уже «Персей-III».

Технические характеристики экспедиционного судна «Персей»:
Водоизмещение – 551 т; Число лабораторий – 7; Мощность паровой машины – 360 л.с.; Скорость – 7 узлов; Длина – 41,5 метров; Ширина – 8 метров; Осадка – 3 метра; Экипаж – 24 моряка, 16 научных сотрудников

Из архива журнала «Техника – молодёжи», 1987 год. Автор: Игорь Боечин

Добавить комментарий