Трагическая гибель парохода “Революционный” в Лено-Колымской экспедиции

Смерть героев, подобна закату солнца

Карл Маркс

На рубеже двадцатого века в Колымском крае обнаружилось месторождение золота в Колымском бассейне, что в скором времени привело к созданию в нем крупного промышленного очага. С этой целью постановлением Совета Труда и Обороны от 13 ноября 1931 года был создан Государственный трест по дорожному и промышленному строительству в районе верхней Колымы, который уже через несколько лет преобразовался в Главное управление строительства Дальнего Севера (Дальстрой). 

Еще не задолго до этого события, экспедиция И.Ф.Молодых, исследовав реку Колыму, доказала, что допустимо проводить регулярные судоходства из участка до Среднеколымска. Однако, отсутствие шоссейных дорог и воздушного сообщения значительно затрудняло снабжение продовольствием и техникой открывающиеся прииски и население горных предприятий и для разрешения этой проблемы было начато строительство морского порта в бухте Амбарчик, откуда в июне 1933 года на Среднекан прибыли первые пароходы с доставкой 500 тонн различных грузов.

золотые прииски на Колыме

В это же время на Сормовском заводе в городе Горьком – ныне Нижний Новгород, началась сборка деталей корпусов речных пароходов, в результате чего в середине лета был спущен на воду сначала пароход “Дальстрой -1”,затем пароход “Дальстрой -2 ” и вновь на стапелях заложили по пять барж, но вскоре поняли, что построить их к сроку физически не успеют,  так как на море должна начаться северная короткая навигация и в связи с этим, на заседании Особого Бюро управления треста «Дальстрой» было решено: “Ввиду того, что сборка буксирных пароходов не обеспечена, обязать Наркомвод выделить с Лены пароходы “Революционный”, “Колхозник”, “Леонгард” и “Брюхер” вместо незаконченных построек и перевести их на Колыму. Немного позже от парохода “Брюхер” отказались ввиду полной его ветхости.

Принятое решение, как показали дальнейшие события, было в корне неверным и предопределило жуткую трагедию на море. В свое время, еще капитан советского ледокольного флота В.И.Воронин, называл все Ленские пароходы “велосипедами”, как совершенно непригодный транспорт для арктических и сложных водных походов. Несмотря на все противоречия, государство решило, что  Лено- Колымская экспедиция с предложенными пароходами состоится и уже к середине лета 1933 года  речные суда и баржи Лено-Колымской экспедиции начали свой путь, спускаясь целый месяц вниз по реке Лене, где вместе с построенными пароходами на перегон пошло и буксирно-пассажирское судно “Революционный” под руководством молодого капитана Василия Терентьевича Таленкова.

Весь караван перегонных судов благополучно дошел до устья реки Лены, а затем морским путем до порта Тикси. Уже на речных судах было проведена необходимая подготовка к морскому перегону на Колыму: поставлены дополнительные крепления и накрепко задраены иллюминаторы, в рубках подготовлены морские компасы, а также морские карты и приборы.  

Несмотря на быструю подготовку капитанов и его команды, рейс начинался на шестнадцать суток позже запланированного срока, что крайне тревожило капитана и руководителя арктической экспедиции Павла Георгиевича Миловзорова по той причине, что погода начала резко изменяться и уже через двое суток после выхода в море с 16- 17 августа 1933 года начал усиливаться ветер, что впоследствии привело к тому, что речные плоскодонные суда начали испытывать резкую бортовую качку, скорость снизилась до двух узлов, появился дрейф в сторону берега.  Караван судов с силой начал пробиваться через пролив Лаптева в Восточно — Сибирское море, где бушевал шторм около шести баллов. Кораблей гнало к Меркушиной стрелке, где рядом должна быть Хромская губа и бар Индигирки, однако сильный северный ветер спутал все расчеты, шторм не пропускал караван судов дальше на восток. 

С пароходов капитаны заметили в стороне огромных размеров льдину, «стамуху», плотно сидящую на банке и принимая решение уйти в оборону,  весь караван укрылся за высокую торосистую льдину, зацепившись за нее якорями, что продолжалось значительно не долго, так как  шторм всё крепчал и удерживаться под прикрытием «стамухи» становилось всё  более труднее.

Река Колыма

Уже 19 августа 1933 года волны, словно огромные кувалды, били в «стамуху», сами рассыпаясь в пыль и разбивая льдину. В скором времени, крепкая льдина начала колоться, образовывая вокруг каравана сплошное крошево льда. Наконец, капитан  парохода “Леонгард” принимает решение о том, что всем судам Лено-Колымской экспедиции следует отплывать от стамухи  вместе  со своими баржами, перемещаясь в один общий караван, с целью укрепления групповой силы и оказания друг другу помощи. Однако, в ходе выполнения данного задания обнаружилось, что сделать общую чалку не представляется возможным. Пароход “Революционный”, который должен был пойти за “Леонгардом”, входе отправления на указанную точку попал в обломки льдины, которые сделали пробоину и забили помпы пассажирского парохода. Вода начала пробиваться к первому классу, не поддаваясь никакой откачке. 

Еще не за долго до этого происшествия, обломки льдины оторвали баржу  у  парохода «Леонгард» и перенесли ее на центр парохода, в ходе чего, был оторван бушприт, сорван фальшборт, утеряны в море мачты с антенной и затонут по воду якорь, в корпус начала поступать вода. На помощь «Леонгарду» пошел флагман экспедиции – буксирный пароход “Ленин”, не зная еще к тому времени, что пароход “Революционный” находится в крайне затруднительном положении, сражаясь за жизнь пассажиров в одиночку. 

Все труднее и труднее приходится «Революционному». Шторм нанес ему наибольшие повреждения, и пароход, уже в скором времени, начал становиться жертвой стихии. Наконец капитан Миловзоров, узнав о критическом состоянии “Революционного”, отдает приказ остальным судам, находившимся вблизи «Революционного», спешить к нему на помощь и отдает дополнительные указания:

 “Судам, помогающим «Революционному”. Если удастся взять “Революционный” на буксир, то укройте его за стамухой, где есть возможность иметь хотя бы маленькое затишье и надежду что-либо сделать для него”, говорит Миловзоров Капитанам  пароходов “Дальстрой-1″и “Дальстрой -2”

Впоследствии, при выполнении задачи выяснилось, что  подойти к “Революционному”, чтобы взять его на буксир, не представляется возможным. Шторм расходился, разыгрался не на шутку, судно не слушается руля. Связь очень неустойчива, трудно расслышать позывные судовых радиостанций. Сквозь сплошной вой, напор ветра суда все же идут на помощь «Революционному», пытаются подать буксир, чтобы отбуксировать его к стамухе.

Все это время, Начальник экспедиции П.Г. Миловзоров внимательно следит за ходом спасательной операции, предлагает судам принять все меры по спасению парохода. Однако, неоднократные попытки приблизиться к “Революционному” оканчиваются неудачей и в скором времени капитан Терентьев передает:  “Революционный” тонет. Находится на долготе 145 градусов, широте 72°35′. Много пассажиров. До последнего момента буду информировать подробностями.”

К счастью, пароход “Дальнострой -1 ” все же доплыл до тонувшего парохода. 

Экипажи подошедших судов начали спасать пассажиров. На борт “ДС-1” ( Дальстрой – 1) подняты сорок восемь человек, из них двадцать одна женщина, четырнадцать детей. Затонула носовая часть «Революционного», положение тяжелейшее. Спешат, торопятся на помощь «Революционному» остальные суда, но штормовой ветер и громадные волны не дают возможности идти полным ходом, не позволяют приблизиться к «Революционному». Команда «Революционного» продолжает упорно бороться за плавучесть парохода, предпринимаются попытки остановить течь, заделать пробоины. Никто не впал в панику, все остаются на своих местах. “Революционный” продолжает борьбу ни смотря ни на что.

“Состояние и вид парохода “Революционный” в этот момент не оставлял надежд. Кают-компания на носовой палубе разбита волной, пролеты надстроек снесены в море, каюты, расположенные по обносам, отвалились – вспоминал капитан парохода “Ленин” А.М. Миронов – пассажиры, среди которых было 25 женщин и дети разного возраста, собрались на корме под тентом, чувствуя неизбежную гибель “Революционного”— слышались мольбы “спасите”. 

По одной из версии, эвакуация пассажиров парохода “Революционный” выглядела следующим образом:

“Пароход “ДС-1” выброской подал швартовые концы, которые были закреплены и сразу же успели перескочить несколько мужчин. Волной вырвало кнехты, оборвался трос, “ДС-1” отнесло. Вторично, он сумел подойти минут через тридцать и вновь были поданы швартовы. Не мешкая, начали перебрасывать из рук в руки детей и женщин, пытавшихся самостоятельно перейти с парохода, но это продолжалось не долго. Пароходов  опять отнесло в разные стороны. В третий раз, встав метрах в 15 – 20, переправляли женщин, привязывая их к швартовым. Оставшихся на «Революционном» двоих грудных ребят переправили с помощью троса в деревянных чемоданах и на этот раз концы не выдержали, лопнули, успели только привязать к бросательному концу последнюю оставшуюся женщину, которую подобрали с воды. Пароход «Революционный» затонул с небольшим дифферентом на нос”.

Пароход «Революционный»

“Когда на “Революционном” осталась только команда и одна женщина, нос его зарылся в воду до колес, затем он начал погружаться”, – таким запомнил последнюю минуту гибнущего парохода свидетель трагедии А.Г. Козлов, капитан буксира “Дальстрой–1”, принимавший в спасении людей самое непосредственное участие.

На «Революционном» находилось семьдесят два человека. Сорок девять из них удалось отнять у рассвирепевшего моря и спасти. Оставшиеся двадцать три человека погибли вместе с капитаном парохода «Революционного» Василием Терентьевичем Таленковым, который  во время шторма сумел оперативно организовать эвакуацию пассажиров, в том числе детей и женщин, среди которых была его молодая жена Александра

Стихия оказалась сильнее и “Революционный” спасти не удалось. П.Г. Миловзоров сообщил по рации идущему на помощь судам Лено-Колымской экспедиции капитану парохода “Север” Караянову, что жестокий двухдневный шторм от норд-веста разрушил весь караван и что пароход «Революционный» погиб сегодня, двадцатого августа в семь часов утра.

Василий Терентьевич Таленков (крайний вверху)

Так, 20 августа 1933 года трагически оборвалась жизнь капитана парохода “Революционный” Василия Терентьевича Таленкова в возрасте двадцати восьми лет. Он не покинул борт своего парохода и мужественно выполнил свой последний долг.  Эта трагедия в истории Сибири развернулась для многих жителей, как гибель “Сибирского Титаника”, уносящего за собой не малые жертвы и потери. 

Источник: сайт “Моя родина – Магадан”. Из истории речного транспорта на Колыме

Газета Копейка  номер 43, от 31 октября 2012 года “Сибирский Титаник”

Добавить комментарий